Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
История из жизни алкоголика

История из жизни алкоголика.

Невольно мы заговорили о женах. Немного взгрустнули. Один из моих гостей, холостяк, слегка «переборщивший», подмигнул мне лукаво и сказал, что уж, конечно, моя жена сейчас не теряет времени даром.

Я даже не обиделся на него, не стал переубеждать, посмотрел этак сверху вниз и подумал: «Ну разве ты можешь хотя бы вообразить такую женщину, как Ольга! Чудак! Она же Сольвейг!» Гости разошлись поздно. А наутро я проснулся немного оттаявшим и обновленным. И опять началась работа. История алкоголикаИстория алкоголика

В конце апреля научный руководитель вызвал меня в Москву. Я даже не успел дать телеграмму домой.
Жена встретила меня радостными восклицаниями, стала тут же звонить знакомым, крича в трубку: «Папка наш приехал! Приехал папка!». В ее радости я тогда не увидел никакой фальши, которая стала мниться мне позже, задним числом.

Сын гостил у бабушки. Мы тотчас отправились туда. Четыре дня, до 29 апреля, были самыми счастливыми в нашей семейной жизни. Каждый вечер мы ходили в театр, днем — с сыном — гуляли. Дома обедов не готовили, чтобы сберечь побольше времени для развлечений. Ели в ресторане.

Вечером 29 апреля я отправился к своему другу. Жена наотрез отказалась идти со мной, как я ее ни уговаривал. Она стала убеждать меня, что ей срочно нужно погладить белье.
Без малейших подозрений и каких-либо предчувствий я ушел, предупредив жену, что пробуду в гостях часов до двенадцати ночи.
С этим приятелем нас многое связывало, и каждому было что порассказать о житье-бытье за прошедшие полгода. Но часов в девять мне вдруг захотелось возвратиться к Ольге. Путь от Разгуляя до моего переулка возле метро «Кировская» я прошагал, думая о жене, о сыне и с горечью — о предстоящей разлуке с ними.
Минут через двадцать я был уже дома. Жена стояла посреди комнаты в легком пальто и с испугом смотрела на меня. Мое раннее возвращение явно застигло ее врасплох.
— Я гуляла.
«Почему такая растерянность? Неужели обманывает? — подумал я.— Нет, не может быть! Мне показалось. С ума сошел за полгода одиночества, стал безумным ревнивцем. Не может быть!»
— Где ты гуляла?
— По переулку Стопани! А что?
«А что?» — сказала уже твердо, но с какой-то преизбыточной твердостью.
Внезапно я почувствовал сильную усталость, ослабел и прилег на диван прямо в пальто.
— По Стопани до Садового кольца и обратно?
— Ну да.
«Неправда,— подумал я.— Переулок Стопани перекрыт забором с запертыми воротами. Она не могла по нему пройти к Садовому кольцу».
— Пойду прогуляюсь,— сказал я. И вышел на улицу. И почти побежал к этому забору. Ворота, вопреки обыкновению, оказались распахнутыми. И как же я мог подозревать в чем-то Ольгу? Скорее просить прощения!
Однако, придя домой, я вместо извинений неожиданно для себя выкрикнул:
— А ворота-то заперты! Ты не могла пройти по Стопани!
Ольга посмотрела на меня растерянно и пробормотала:
— Да нет, я ходила вовсе не по Стопани!
— Тогда, выходит, ты просто гуляла по парку? Ты хотела пойти по Стопани, но уперлась в запертые ворота и поэтому осталась в парке?
— Ну, конечно!
— Пойдем погуляем вместе!
— Нет. Я посижу дома.
Чуть ли не силой я вытащил жену на улицу, и мы пошли к парку. Я наблюдал за выражением лица Ольги и видел, как напряженно вглядывалась она в полумрак, смотрела на ворота, к которым мы приближались.
— Открыты, открыты ворота! Я пошутил!
Ольга молчала. Мы свернули в темную аллею.
Я не помню, как дошел до дома. Помню только, что, войдя в комнату, бросился на диван и стал кричать:
— Зачем жить? Зачем же теперь жить!
— Этого больше не будет. Я хотела с этим покончить!
— И потому ходила к нему?
И я встал с дивана и ударил Ольгу...

Все, что произошло с Глебом Лусаровым вечером 29 апреля в последующие дни, у нас в психиатрии называется реактивным психозом. Это — болезненное состояние, возникающее в ответ на какую-то тяжелую ситуацию, которое, однако, почти всегда со временем проходит практически бесследно. Но в остром периоде такой больной может совершать самые неожиданные поступки, и его, разумеется, лучше положить в психиатрическую больницу, провести курс лечения под самым строгим надзором.

Чем тверже характер, чем сильнее личность, тем легче человек переносит любые невзгоды и травмы. Лусаров не смог справиться с ситуацией, потерял контроль над собой и не нашел ничего лучшего, как попытаться найти утешение в вине.

Да, конечно, алкоголь вначале обычно повышает настроение. Но дело в том, что веселость эта ненормальная, поверхностная. Веселье пьяного -— нездоровое и кратковременное веселье Если же говорить о тяжелых мыслях, предшествовавших приему алкоголя, то мысли эти в опьянении всегда приобретают еще более мрачный оттенок. Нет в вине утешения!
А идеи ревности? Они постоянно сопутствуют алкоголизму. Это давно подмечено многими психиатрами. Без какого-либо повода пьяница упрекает жену в вымышленных изменах, грубо оскорбляет ее, а то и переходит к агрессивным поступкам. Примитивная подозрительность сменяется нелепыми умозаключениями и поступками.

«Ты сегодня не так, как обычно,причесалась,— может заявить такой алкоголик жене,— это знак мужчинам, что нынче вечером я работаю и ты хотела бы поразвлечься!»
Больной с алкогольным бредом ревности следит за женой, подкарауливает ее после работы, поднимает скандал, если она задержалась на несколько минут в магазине. Агрессивные поступки такого больного становятся все более частыми и опасными. Алкогольный бред ревности — прямое показание к срочной госпитализации в психиатрическую больницу.
Попытка Глеба Лусарова найти успокоение в вине оказалась роковой.
И, наконец, следует отметить, что люди, злоупотребляющие спиртными напитками, курением, часто испытывают головную боль, сопровождающуюся повышенной раздражительностью, снижением памяти, нарушением деятельности сердечно-сосудистой системы.
Во всех этих случаях лечебная тактика и профилактические меры, разумеется, будут различны. И правильный совет сможет дать только врач.
Ни в коем случае не следует заниматься самолечением. Систематический и длительный прием такого, например, препарата, как пирамидон, вреден. Кстати говоря, любое болеутоляющее средство может только на время облегчить состояние, не влияя на причину, вызвавшую головную боль.
Итак, причин возникновения головной боли очень много. Среди них немало таких, которые легко устранить. Напомним, что правильный гигиенический режим: разумное чередование труда и отдыха, нормальный сон, полноценное питание, занятия физической культурой — непременное условие предупреждения ряда болезненных проявлений, и в частности головной боли. Не пренебрегайте этими советами!

Наркологический центр "Твоя жизнь" 

8-923-133-66-66 Анонимно!